?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сначала читаем тут:
http://avramenko-konst.livejournal.com/6679.html
Смотрим дату публикации и читаем комменты, в которых тупорылые хомячки ставили под сомнение эти факты.
Теперь читаем тут и признаем,что я - ПРОРОК...

http://ari.ru/news/a914bb84d

История U-234 хорошо известна всем исследователям, занимающимся историей нацистской атомной бомбы, и, разумеется, «легенда союзников» гласит, что материалы, находившиеся на борту захваченной подлодки, никоим образом не были использованы в «Манхэттенском проекте».
Все это абсолютно не соответствует истине. U-234 была очень большим подводным минным заградителем, приспособленным перевозить под водой большой груз. Задумайтесь над тем, какой в высшей степени странный груз находился на борту U-234 в тот последний рейс:
- Два японских офицера.
- 80 покрытых изнутри золотом цилиндрических контейнеров, содержащих 560 килограммов оксида урана.
- Несколько деревянных бочек, наполненных «тяжелой водой».
- Инфракрасные неконтактные взрыватели.
- Доктор Гейнц Шлике, изобретатель этих взрывателей.
Когда U-234 загружалась в германском порту перед выходом в свое последнее плавание, радист подлодки Вольфганг Хиршфельд обратил внимание на то, что японские офицеры пишут «U235» на бумаге, в которую были завернуты контейнеры, перед тем как загрузить их в трюм лодки. Вряд ли нужно говорить, что это замечание вызвало весь тот шквал разоблачительной критики, которой скептики обычно встречают рассказы очевидцев НЛО: низкое расположение солнца над горизонтом, плохое освещение, большое расстояние, не позволившее рассмотреть все отчетливо, и тому подобное. И в этом нет ничего удивительного, потому что если Хиршфельд действительно увидел то, что увидел, пугающие последствия этого очевидны.
Использование контейнеров, покрытых изнутри золотом, объясняется тем обстоятельством, что уран, в высшей степени корродирующий металл, быстро загрязняется, вступая в контакт с другими нестабильными элементами. Золото, по части защиты от радиоактивного излучения не уступающее свинцу, в отличие от свинца является очень чистым и чрезвычайно стабильным элементом; следовательно, очевиден его выбор для хранения и длительной транспортировки высокообогащенного и чистого урана. Таким образом, оксид урана, находившийся на борту U-234, представлял собой высокообогащенный уран, причем, скорее всего, U235, последнюю стадию сырья перед превращением ее в оружейный или металлический уран, пригодный для производства бомбы (если это уже не был оружейный уран). И действительно, если надписи, сделанные японскими офицерами на контейнерах, соответствовали действительности, весьма вероятно, что речь шла о последней стадии очистки сырья перед превращением в металл.
Груз, находившийся на борту U-234, был настолько чувствительным, что, когда 16 июня 1945 года представители военно-морского флота США составляли его опись, оксид урана из списка бесследно исчез.....
.... Да, так было бы проще всего, если бы не неожиданное подтверждение со стороны некоего Петра Ивановича Титаренко, бывшего военного переводчика из штаба маршала Родиона Малиновского, который в конце войны принимал со стороны Советского Союза капитуляцию Японии. Как писал немецкий журнал «Шпигель» в 1992 году, Титаренко написал письмо в Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза. В нем он доложил, что в действительности на Японию были сброшены три атомных бомбы, одна из которых, сброшенная на Нагасаки до того, как над городом взорвался «Толстяк», не взорвалась. Впоследствии эта бомба была передана Японией Советскому Союзу.
Муссолини и переводчик советского маршала не единственные, кто подтверждает версию о странном количестве сброшенных на Японию бомб; возможно, в какой-то момент в игре участвовала еще и четвертая бомба, которая перевозилась на Дальний Восток на борту тяжелого крейсера американского ВМФ «Индианаполис» (бортовой номер СА 35), когда тот затонул в 1945 году.
Эти странные свидетельства снова поднимают вопросы к «легенде союзников», ибо, как уже было показано, в конце 1944 — начале 1945 года «Манхэттенский проект» столкнулся с критической нехваткой оружейного урана, и к тому времени так и не была решена проблема взрывателей для плутониевой бомбы. Так что вопрос стоит так: если эти доклады соответствовали действительности, откуда появилась дополнительная бомба (а то и несколько бомб)? Трудно поверить в то, что три, а то и четыре бомбы, готовые к использованию в Японии, были изготовлены в такие кратчайшие сроки, — если только они не явились военной добычей, вывезенной из Европы.
АРИ: На самом деле история U-234 начинается ещё 1944-го году, когда после открытия 2 фронта и неудач на Восточном фронте возможно по поручению Гитлера было принято решение о начале торговли с союзниками - атомная бомба в обмен на гарантии неприкосновенности для партийной верхушки:
....Как бы то ни было, в первую очередь нас интересует та роль, которую Борман сыграл в разработке и реализации плана секретной стратегической эвакуации нацистов после их военного поражения. После сталинградской катастрофы в начале 1943 года Борману, как и другим высокопоставленным нацистам, стало очевидно, что военный крах Третьего рейха неизбежен, если их секретные оружейные проекты вовремя не принесут плоды. Борман и представители различных управлений по вооружениям, промышленных отраслей и, конечно, СС собрались на тайную встречу, на которой были разработаны планы по вывозу из Германии материальных ценностей, квалифицированного персонала, научных материалов и технологий......
.....В первую очередь директор JIOA Грун, назначенный руководителем проекта, составил список наиболее квалифицированных немецких и австрийских ученых, которых американцы и британцы использовали в течение десятилетий. Хотя журналисты и историки неоднократно упоминали этот список, никто из них не сказал о том, что в его составлении принимал участие Вернер Озенберг, занимавший во время войны должность начальника научного отдела гестапо. Решение о привлечении Озенбсрга к этой работе было принято капитаном ВМФ США Рэнсомом Дэвисом после консультаций с Объединенным комитетом начальников штабов......
.....И, наконец, список Озенберга и проявленный к нему интерес со стороны американцев, похоже, подтверждают еще одну гипотезу, а именно что сведения о характере нацистских проектов, которыми располагали американцы, о чем свидетельствуют безошибочные действия генерала Паттона по отысканию секретных исследовательских центров Каммлера, могли поступить только из самой нацистской Германии. Поскольку Картер Хайдрик весьма убедительно доказал, что Борман лично руководил передачей секретов немецкой атомной бомбы американцам, можно смело утверждать, что он в конечном счете координировал поток другой важной информации, касающейся «штаба Каммлера», в американские спецслужбы, поскольку никто лучше его не знал о характере, содержании и персонале немецких черных проектов. Таким образом, тезис Картера Хайдрика по поводу того, что Борман помог организовать перевозку в США на подводной лодке «U-234» не только обогащенного урана, но и готовой к использованию атомной бомбы, выглядит весьма правдоподобным.
АРИ: Кроме самого урана для атомной бомбы нужно ещё много что, в частности взрыватели на основе красной ртути. В отличие от обычного детонатора эти устройства должны взорваться сверхсинхронно, собрав урановую массу в единое целое и запустив ядерную реакцию. Технология эта крайне сложная, у США её не было и потому взрыватели шли в комплекте. А поскольку и на взрывателях вопрос не заканчивался - американцы таскали к себе на консультации немецких ядерщиков перед загрузкой атомной бомбы на борт летящего на Японию самолёта:
......Имеет место еще один факт, не вписывающийся в послевоенную легенду союзников относительно невозможности создания немцами атомной бомбы: немецкого физика Рудольфа Фляйшмана доставили в США на самолете для допросов еще до атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Почему возникла столь острая необходимость в консультациях с немецким физиком перед атомной бомбардировкой Японии? Ведь, согласно легенде союзников, нам нечему было учиться у немцев в области атомной физики......
АРИ: Таким образом не остаётся никаких сомнений - у Германии на май 1945-го года бомба была. Почему Гитлер её не применил? Потому что одна атомная бомба - это не бомба. Чтобы бомба стала оружием их должно быть достаточное количество, помноженное на средства доставки. Гитлер мог уничтожить Нью-Йорк и Лондон, мог по выбору стереть с лица Земли пару дивизий, движущихся к Берлину. Но исход войны это бы не решило в его пользу. Зато союзники пришли бы в Германию в очень плохом настроении. Немцам и так в 1945-м досталось, но в случае применения Германией ядерного оружия её населению досталось бы гораздо больше. Германию могли стереть с лица земли, как, например, Дрезден. Поэтому господина Гитлера хотя и считают некоторые сумасшедшим, тем не менее безумным политиком он не был и трезво всё взвесив тихо слил Вторую мировую: мы вам даём бомбу - а вы не даёте СССР дойти до Ла-Манша и гарантируете тихую старость нацистской верхушке.
Так что сепаратные переговоры в апреле 1945-го, описанные в кино про 17 мгновений весны, действительно имели место быть. Но только на таком уровне, что никакому пастору Шлагу и не снилось - переговоры вёл сам Гитлер. И физика Рунге не было никакого ибо пока Штирлиц за ним гонялся Манфред фон Арденне
уже испытывал готовое оружие - как миниум в 1943-м на Курской дуге, как максимум - в Норвегии, не позднее 1944-го года.
По понятным причинам, книгу господина Фаррела ни на Западе, ни в России не раскручивают, не каждому она попалась на глаза. Но информация пробивает себе дорогу и в один прекрасный день о том как была сделано ядерное оружие будет знать даже тупой. И возникнет очень пикантная ситуация ибо придется в корне пересматривать всю официальную историю последних 70-ти лет.
Однако хуже всего будет официальным ученым мужам в россиянской федерации, которые долгие годы твердили старую мантру: машины у нас может и плохие, но мы создали атомную бомбу. Но как выясняется - даже американским инженерам ядерное устройство было не по зубам, по крайней мере на 1945-й год. СССР тут вообще не при делах - сегодня россиянская федерация конкурировала бы с Ираном на предмет кто сделает бомбу быстрее, если бы не одно НО. НО - это пленные немецкие инженеры, которые и сделали для Джугашвили ядерное оружие.
Достоверно известно и академики СССР это не отрицают, что над ракетным проектом СССР работало 3 000 пленных немцев. То есть они по сути и запустили Гагарина в Космос. Но над советским атомным проектом работало аж 7 000 специалистов из Германии, так что не удивительно что Советы сделали атомную бомбу раньше, чем полетели в космос. Если у США был всё же свой путь в атомной гонке, то в СССР просто тупо воспроизвели немецкую технологию.
В 1945 году поиском специалистов в Германии занималась группа полковников, которые на самом деле были не полковниками, а секретными физиками, - будущие академики Арцимович, Кикоин, Харитон, Щелкин... Операцией руководил первый заместитель наркома внутренних дел Иван Серов.
В Москву были привезены свыше двухсот виднейших немецких физиков (около половины из них составляли доктора наук), радиоинженеров и мастеров. Кроме оборудования лаборатории Арденне, в Москву доставили позднее оборудование берлинского Кайзеровского института и других немецких научных организаций, документацию и реактивы, запасы пленки и бумаги для самописцев, фоторегистраторов, проволочные магнитофоны для телеметрии, оптику, мощные электромагниты и даже немецкие трансформаторы. И дальше немцы под страхом смерти стали строить для СССР атомную бомбу. Строили с нуля поскольку в США к 1945-му году были какие-то свои наработки, немцы их просто сильно опережали, но в СССР, в царстве "науки" академиков типа Лысенко по ядерной программе не было ничего. Вот что удалось накопать исследователям этой темы:
(См. http://gazeta.aif.ru/online/tbilisi/505/16_01)
В распоряжение немецких физиков в 1945 году передали санатории «Синоп» и «Агудзеры», находившиеся в Абхазии. Так было положено начало Сухумскому физико-техническому институту, входившему тогда в систему сверхсекретных объектов СССР. «Синоп» именовался в документах Объектом «А», возглавлял его барон Манфред фон Арденне (1907–1997). Личность эта в мировой науке легендарная: один из основоположников телевидения, разработчик электронных микроскопов и множества других приборов. Во время одного совещания Берия хотел возложить руководство атомного проекта на фон Арденне. Сам Арденне вспоминает: «На обдумывание у меня было не более десяти секунд. Мой ответ дословно: такое важнейшее предложение я рассматриваю как большую честь для меня, т.к. это есть выражение исключительно большого доверия к моим способностям. Решение этой проблемы имеет два различных направления: 1. Разработку собственно атомной бомбы и 2. Разработку методов получения делящегося изотопа урана 235U в промышленных масштабах. Разделение изотопов есть отдельная и очень трудная проблема. Поэтому я предлагаю, чтобы разделение изотопов было главной проблемой нашего института и немецких специалистов, а сидящие здесь ведущие ядерщики Советского Союза выполнили бы большую работу по созданию атомной бомбы для своей родины».
Берия принял это предложение. Через много лет на одном правительственном приеме, когда Манфред фон Арденне был представлен председателю Совета министров СССР Хрущеву, тот прореагировал так: «А, Вы тот самый Арденне, который так искусно вынул свою шею из петли».
Фон Арденне позже оценивал свой вклад в развитие атомной проблемы как «важнейшее дело, к которому привели меня послевоенные обстоятельства». В 1955 году ученому разрешили выехать в ГДР, где он возглавил научно-исследовательский институт в Дрездене.
Санаторий «Агудзеры» получил условное название Объект «Г». Руководил им Густав Герц (1887–1975), племянник знаменитого Генриха Герца, известного нам со школьной скамьи. Густав Герц в 1925 году получил Нобелевскую премию за открытие законов соударения электрона с атомом — известный опыт Франка и Герца. В 1945 году Густав Герц стал одним из первых немецких физиков, доставленных в СССР. Он был единственный иностранный Нобелевский лауреат, который работал в СССР. Как и другие немецкие ученые, он жил, ни в чем не зная отказа, в своем доме на морском берегу. В 1955 году Герц выехал в ГДР. Там он работал профессором университета в Лейпциге, а затем в должности директора Физического института при университете.
Главной задачей фон Арденне и Густава Герца был поиск разных методов разделения изотопов урана. Благодаря фон Арденне в СССР появился один из первых масс-спектрометров. Герц успешно усовершенствовал свой метод разделения изотопов, что сделало возможным наладить данный процесс в промышленных масштабах.
Привезли на объект в Сухуми и других выдающихся немецких ученых, в том числе физика и радиохимика Николауса Риля (1901–1991). Называли его Николай Васильевич. Он родился в Петербурге, в семье немца — главного инженера фирмы «Сименс и Хальске». Мать у Николауса была русская, поэтому он с детства владел немецким и русским языками. Он получил прекрасное техническое образование: сначала в Петербурге, а после переезда семьи в Германию — в Берлинском университете кайзера Фридриха Вильгельма (позднее университет Гумбольдта). В 1927 году он защитил докторскую диссертацию по радиохимии. Его научными руководителями были будущие научные светила — физик-ядерщик Лиза Майтнер и радиохимик Отто Ган. Перед началом Второй мировой войны Риль заведовал центральной радиологической лабораторией фирмы «Ауэргезельшафт», где проявил себя энергичным и очень способным экспериментатором. В начале войны Риля вызвали в военное министерство, где предложили заняться производством урана. В мае 1945 года Риль добровольно пришел к советским эмиссарам, командированным в Берлин. Ученый, считавшийся главным экспертом в рейхе по производству обогащенного урана для реакторов, указал, где находится нужное для этого оборудование. Его фрагменты (завод близ Берлина был разрушен бомбардировками) демонтировали и отправили в СССР. Туда же вывезли найденные там 300 тонн соединений урана. Считается, что для создания атомной бомбы это сэкономило Советскому Союзу год-полтора — до 1945 года в распоряжении Игоря Курчатова было всего 7 тонн окиси урана. Под руководством Риля завод «Электросталь» в подмосковном Ногинске был переоборудован для выпуска литого металлического урана.
Из Германии в Сухуми шли эшелоны с оборудованием. Три из четырех немецких циклотронов были привезены в СССР, а также мощные магниты, электронные микроскопы, осциллографы, трансформаторы высокого напряжения, сверхточные приборы и др. В СССР доставили аппаратуру из Института химии и металлургии, Физического института кайзера Вильгельма, электротехнических лабораторий «Сименса», Физического института Министерства почт Германии.
Научным руководителем проекта назначили Игоря Курчатова, который был, несомненно, выдающийся ученый, однако он всегда удивлял своих сотрудников необычайной «научной прозорливостью» — как потом выяснилось, большинство секретов он знал от разведки, но не имел права говорить об этом. О методах руководства говорит следующий эпизод, который рассказал академик Исаак Кикоин. На одном совещании Берия спросил у советских физиков, сколько времени понадобится на решение одной какой-то проблемы. Ему ответили: шесть месяцев. Ответ был: «Или вы решите ее за один месяц, или будете заниматься этой проблемой в местах значительно более отдаленных». Разумеется, задание выполнили за один месяц. Но власти не жалели средств и наград. Очень многие, в том числе и немецкие ученые, получили Сталинские премии, дачи, автомобили и другие вознаграждения. Николаус Риль, правда, единственный иностранный ученый, получил даже звание Героя Социалистического Труда. Немецкие ученые сыграли большую роль в поднятии квалификации работавших с ними грузинских физиков.
АРИ: Таким образом немцы не просто сильно помогли СССР с созданием атомной бомбы - они сделали всё. Причем история эта была как с "автоматом Калашникова" ибо даже немецкие оружейники не смогли бы сделать столь совершенное оружие за пару лет - трудясь в плену в СССР они просто доделывали то что уже было почти готово. Аналогично и с атомной бомбой, работу над которой немцы начали ещё году в 1933-м, а возможно и гораздо раньше. Официальная история считает, что Гитлер аннексировал Судетскую область потому что там жило много немцев. Возможно оно и так, но Судетская область - это самое богатое месторождение урана в Европе. Есть подозрение, что Гитлер знал с чего начинать в первую очередь ибо немецкие посления ещё со времен Петра были и в России, и в Австралии, и даже в Африке. Но Гитлер начал с Судет. Видимо какие-то сведующие в алхимии люди сразу ему объяснили что делать и каким путём идти, так что не удивительно что немцы всех сильно опережали и американские спецслужбы в Европе в сороковые годы прошлого века уже только подбирали объедки за немцами, охотясь за средневековыми алхимическими манускриптами.
Но у СССР не было даже объедков. Был только "академик" Лысенко, согласно теориям которого бурьян, растущий на колхозном поле, а не на частной ферме, имел все основания проникнуться духом социализма и превратиться в пшеницу. В медицине была аналогичная "научная школа", пытавшаяся ускорить срок протекания беременности с 9-ти месяцев до девяти недель - чтобы жены пролетариев не отвлекались от работы. Аналогичные теории были и в ядерной физике, поэтому для СССР создание атомной бомбы было столь же невозможно как создание своего компьютера ибо кибернетика в СССР официально считалась проституткой буржуазии. К слову важные научные решения в той же физике (например в какую сторону идти и какие теории считать рабочими) в СССР принимали в лучшем случае "академики" от сельского хозяйства. Хотя чаще это делал партийный функционер с образованием " вечерний рабочий факультет". Какая могла быть на этой базе атомная бомба? Только чужая. В СССР её не смогли бы даже собрать из готовых комплектующих с готовыми чертежами. Всё сделали немцы и на этот счет есть даже официальное признание их заслуг - Сталинские премии и ордена, которые вручили инженерам:
Немецкие специалисты - лауреаты Сталинской премии за работы в области использования атомной энергии. Выдержки из постановлений Совета Министров СССР "о награждении и премировании...".
[Из постановления СМ СССР № 5070-1944сс/оп «О награждении и премировании за выдающиеся научные открытия и технические достижения по использованию атомной энергии», 29 октября 1949 г.]
[Из постановления СМ СССР № 4964-2148сс/оп «О награждении и премировании за выдающиеся научные работы в области использования атомной энергии, за создание новых видов изделий РДС, достижения в области производства плутония и урана-235 и развития сырьевой базы для атомной промышленности», 6 декабря 1951 г. ]
[Из постановления СМ СССР № 3044-1304сс «О присуждении Сталинских премий научным и инженерно-техническим работникам Министерства среднего машиностроения и других ведомств за создание водородной бомбы и новых конструкций атомных бомб», 31 декабря 1953 г.]

Манфред фон Арденне
1947 - Сталинская премия (электронный микроскоп - "In January 1947, the Chief of the Site[161] presented von Ardenne with the State Prize (a purse full of money) for his microscope work.[162]") "German Scientists in the Soviet Atomic Project" , p. 18)
1953 - Сталинская премия 2-ой степени (электромагнитное разделение изотопов, литий-6).

Гайнц Барвих
1951 - Сталинская премия 2-ой степени (теория устойчивости газовой диффузии в каскадах).

Гюнтер Вирц
1949 - Сталинская премия 2-ой степени (разработка и внедрение промышленной технологии производства чистого металлического урана).
1951 - Сталинская премия 2-ой степени (разработка промышленной технологии производства урана высокой чистоты и изготовления изделий из него).

Густав Герц
1951 - Сталинская премия 2-ой степени (теория устойчивости газовой диффузии в каскадах).

Герард Егер
1953 - Сталинская премия 3-ой степени (электромагнитное разделение изотопов, литий-6).

Рейнгольд Рейхман (Райхман)
1951 - Сталинская премия 1-ой степени (посмертно) (разработка технологии производства керамических трубчатых фильтров для диффузионных машин).

Николаус Риль
1949 - Герой Социалистического Труда, Сталинская премия 1-ой степени (разработка и внедрение промышленной технологии производства чистого металлического урана).

Герберт Тиме
1949 - Сталинская премия 2-ой степени (разработка и внедрение промышленной технологии производства чистого металлического урана).
1951 - Сталинская премия 2-ой степени (разработка промышленной технологии производства урана высокой чистоты и изготовления изделий из него).

Петер Тиссен
1951 - Сталинская премия 1-ой степени (разработка технологии производства керамических трубчатых фильтров для диффузионных машин).
1956 - Госпремия Тиссен,_Петер

Гейнц Фройлих
1953 - Сталинская премия 3-ей степени (электромагнитное разделение изотопов, литий-6).

Циль Людвиг
1951 - Сталинская премия 1-ой степени (разработка технологии производства керамических трубчатых фильтров для диффузионных машин).

Вернер Шютце
1949 - Сталинская премия 2-ой степени (масс-спектрометр).

АРИ: Вот такая получается история - не остаётся и следа от мифа, что мол, "Волга" плохая машина, но мы сделали атомную бомбу. Остаётся только плохая машина "Волга". И не было бы и её если бы не купили чертежи у Форда. Не было бы ничего ибо большевиское государство не способно ничего создать по определению. По этой же причине ничего не может создать россиянской государство, только продавать природные ресурсы.

P.S.
Для тупых, на всякий случай, поясняем, что речь не идёт об интеллектуальном потенциале русского народа, он как раз вполне высок, речь о созидетельных возможностях совковой бюрократической системы, которая в принципе не может дать раскрытся научным талантам.
Buy for 100 tokens
***
...

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
botja55
Aug. 21st, 2013 11:47 am (UTC)
Трофейные бригады- о вкладе немецких ученых,
прочти в Википедии, о вкладе немецких ученых, статью Трофейные бригады, там все давно описано, а еще раньше об этих событиях написал хейнц барвих в своей книжке Красный атом, у немцев никакой атомной бомбы быть не могло, а советскую без вклада немцев, Курчатовцы, бы делали еще довольно бы долго, это верно
( 1 comment — Leave a comment )

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek